Леонид Шифман


 




СОН

    
     Можете ли вы представить себе демократическую страну, в которой бы запрещалось видеть сны? Или разрешалось, но каждый сновидец отвечал бы за содержание увиденного? Фрейд, старина, лежи спокойно. Есть такая страна, только вот демократическая ли она? И жить в ней не хочется. Такое нам и не снилось.

     В Питере у меня друг, Абрам Иванов, в одном классе учились. Это по папе он Иванов, а по маме – Абрам. Папу своего он никогда не видел, исчез тот еще до рождения сына. Злые языки (Зойка, например, жена Абрама) утверждают, что сгинул он от белой горячки. Ну, не важно. Много лет, с тех пор как переехал в Израиль, не видел я своего друга, все только по электронной почте и общались. Вот, наконец, выкроил он неделю и навестил меня в Раанане. Ну уж я расстарался, отпуск взял, хумусом и фалафелем накормил, в Эйлат и на Мертвое море свозил, только на Храмовую гору его не пустили, даже фамилия не помогла....
     Абрам был просто счастлив, подумать только, неделя без жены! Время пролетело быстро. Накануне отлета Абрам вручил мне запечатанный конверт и велел, если в течение трех дней он не пришлет мне иных указаний, его вскрыть и, если я настоящий друг, отправить содержимое по факсу в Кремль, министрам иностранных дел разных стран (по моему выбору), в редакции всех ведущих газет мира и лично Гарри Каспарову. Я сильно забеспокоился о здоровье моего друга, бог знает, что у него там с медицинской страховкой. Осторожно, разумеется, спросил Абрама, в чем, собственно дело. Абрам оценивающе взглянул на меня и, видимо, решил что, пусть немного, но мне можно доверять.
     - Ты тут живешь в своем Израиле и дальше Иерусалима ничего не видишь.
     - Да я и Иерусалим редко вижу, - с обидой в голосе вставил я.
     - А в Москве на Малой Бронной недавно открылось одно учреждение, мне рассказывали, - продолжал он, не реагируя на мою обиду. – Вывески, разумеется, там нет никакой, но в народе его прозвали Управлением Сновидений. Они там чужие сны отслеживают и, если что не так, принимают меры.
     - Да, ну, кончай меня разыгрывать! Думаешь, если я в России пятнадцать лет не был, так поверю, что по московским улицам медведи разгуливают?
     - Я тебя не разыгрываю. Мне вообще неохота было впутывать тебя в эту историю, но выбора у меня нет. За сон, который я на днях видел, вполне могут и посадить. Только ты можешь мне помочь, если что.
     Так я ему и поверил, но спасти обещал. Заинтригован был ужасно. От любопытства конверт чуть раньше времени не вскрыл.
     Абрам уехал, а я каждый день по нескольку раз проверял почтовый ящик. Три дня прошли, а письма от него я так и не дождался. С тяжелым сердцем я вскрыл конверт.
     То, что приснилось Абраму, нарочно придумать невозможно. Но от чего вообще зависят наши сновидения? Может так на российского гражданина действует Иерусалим? Или неумеренное потребление хумуса? У меня нет ответов на эти вопросы... Для справки сообщаю, что я не пью вообще и мне удалось продержать Абрама неделю на «сухом законе».
     Я отправил факс в канцелярию Президента России, в МИД США, Полинезии, Микронезии, Тайваня и Папе Римскому. Номер факса Каспарова я не нашел, но послал ему текст по электронной почте (пришлось часа три поработать одним пальцем). С газетами вышел облом, из всех изданий, кроме «Комсомольской правды» и «Вышки» пришел ответ с просьбой прислать текст хотя бы на английском. Но что не сделаешь ради спасения друга – я заказал перевод. Обошлось мне все это в кругленькую сумму, надеюсь, когда-нибудь Абрам возместит мне убытки.
     Вот, что оказалось в конверте:

     «ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ! СВОБОДУ АБРАМУ ИВАНОВУ!

     Требую освободить Абрама Иванова, простого российского гражданина, отца двоих детей, исправного налогоплательщика. А. Иванов находится в руках кремлевских спецслужб и томится в застенках без суда и следствия. Вся вина его заключается в том, что он видел сон, неугодный властям. Его арест – это прямое вмешательство властей в личную жизнь человека, посягательство на право видеть сны и, в конце концов, просто спать. Понимая, что целью действий власти является сокрытие от народа содержания неугодного ей сна, я публикую его в том виде, в котором мне его пересказал сам А.Иванов.
     Вот, что мне приснилось. Мне так понравилось в Израиле, что я решил там остаться навсегда. Как мне и обещал Ленька, через десять лет я ощутил жуткую ностальгию и решил слетать в Россию. Почему-то я полетел не в Питер, а в Москву. На улицах почти никого не было, что очень меня удивило. Иногда попадались люди с лицом кавказской национальности, но почему-то всегда по двое. Если на них обращали внимание, то они тут же начинали передвигаться примерно как в танце «летка-енка». Машин никаких, даже иномарок. Что-то внушало мне страх, и я не сразу осознал, что все дело в жуткой, совершенно непривычной тишине. Я находился где-то в центре города, недалеко от Кремля. Дошел до перекрестка, взглянул на названия улиц. Проспект Ющенко, угол бульвара Березовского. Боже, где же я? Навстречу шел белобрысый господин. Курносый, подстрижен под «горшок». На плечах его красовался платок, последний раз такой я видел в Иерусалиме у Стены Плача. На голове его блином возлежала ермолка. Еврей?
     - Аид? – спасибо бабушке, несколько слов на идиш я знал.
     - Сам ты спидоносец! - я уже отвык от московского гостеприимства. Но выбора у меня не было.
     - Послушайте, я турист из Израиля и не очень ориентируюсь здесь, - примирительно сообщил я.
     Белобрысый недоверчиво уставился на меня.
     - Скажите, а где все? Почему так мало людей на улице?
     - Сразу видно, что вы давно не были в наших краях, - кажется, мне поверили. – Все, кто мог, подались в Осьминогию. Соблазнились добрым царем. Остались лишь пенсионеры, да коммунисты.
     Чувствовалось, что белобрысый рад неожиданному собеседнику.
     - А что это за Осьминогия?
     - Это планета такая, подобная Земле, в туманности Волоока. Населена осьминогими, очень дружественная цивилизация.
     Я стоял совершенно обалдевший. Тут мимо нас проскакали два азербайджанца (а может грузина, не очень я их различаю).
     - А почему эти парами скачут?- кивнул я в их сторону. Белобрысый проводил взглядом удаляющихся кавказцев.
     - Так ведь кавказцам въезд в Москву запрещен. Вот они и приспособились, получают гражданство в Осьминогии и изображают из себя осьминогих. Торгуют на рынке и, как представители дружественной цивилизации, освобождены от налогов.
     - Ну, хорошо... А почему улицы так странно называются?
     - А это в память о былой эпохе... Может помните, был такой у нас президент, Путин.
     - Конечно, помню! Я же при нем в Израиль уехал.
     - Так вот, в 2008 году он помирился с Ющенко, в результате чего одновременно в Украине и России был принят так называемый закон пророков.
     - Это что?
     - Помните фразу: «Нет пророков в своем отечестве»? Так вот, закон постановил, что в России будут избирать президента Украины, а в Украине – президента России. Разумеется, президентом Украины избрали Путина, а России – Ющенко!
     - Да-да, ведь президентом России Путин уже не мог быть избран... Ну и что было дальше?
     - Дальше? Ющенко вернул всех олигархов. Даже Абрамович со своим «Челси» в полном составе. Но, что такое «Челси» рядом со «Спартаком»? Вот «Спартак» - это действительно команда...
     - А Ходорковский?- спросил я первое, что пришло в голову. Футбол меня не интересовал.
     - Что Ходорковский? Его выпустили под залог в миллиард долларов.
     - А как Путин на Украине?
     - Да он там долго не продержался. Первым делом упек за решетку всех местных олигархов, кто не успел «сделать ноги», конечно. Затем завинтил все гайки. Но Украина, это вам не Россия. Взбунтовался народ, все апельсины в Израиле скупили, и пошло-поехало, Путин в Россию сбежал, да вдруг все лицо его прыщами покрылось, он взглянул на себя в зеркало и отдал концы и душу. Умер от разрыва сердца (вскрытие так показало).
     - А Ющенко долго продержался?
     - Нет, чуть дольше Путина. Все из-за Ходорковского. Решил тот в тюрьму вернуться, пришел в «Матросскую тишину» и потребовал свой миллиард. А его-то уже и нет.... Тут Ющенко и исчез. Недруги утверждают, что он первым в Осьминогию смотался. Но, полагаю, с миллиардом и в Америке неплохо.
     - Ну, а вы-то как?Как тут вообще евреям живется?Ни за что не поверю, что и они к осьминогим отправились.
     Но ответ на этот вопрос я так и не получил. Ведь просыпаешься всегда не вовремя.

     Я призываю всех, кому дороги принципы демократии, поднять свой голос в защиту Абрама Иванова! Мы не успокоимся, пока А.Иванов не окажется на свободе!
     No pasaran! Они не пройдут!

     Леонид Шифман»

     Вот такой текст я разослал во все концы света... А через несколько дней звонит Зойка и честит меня как только может. Абрама, оказывается, забрали лишь после того, как мой факс в президентской канцелярии из кучи бумаг извлекли. Обвинили Абрама, как водится, в пособничестве мировому сионизму, а мои действия расценили, как провокацию Моссада.
     - Но я же сделал все, как договорились. Я три дня ждал от Абрама сообщение!
     - Ты что, друга своего не знаешь? Он как вернулся, с порога заявил, что хочет переехать в Израиль, а затем неделю не просыхал. Так его ничего несоображающим и забрали... Гены, черт бы их забодал.
     Тут я понял, что натворил... Но мне не пришлось долго переживать. На следующий день мне позвонил сам Абрам. Я от радости, чуть телефон не разбил.
     - Меня перевербовали! Я к тебе скоро с заданием приеду, начинай ждать!

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2     Средняя оценка: 9.5