Леонид Шифман


 




КОЛЛЕКЦИОНЕР

    
     Уже не помню, кто из наших однокашников дал ей прозвище Барби, да это и не важно, кто-нибудь бы его все равно дал. Приклеилось оно к ней намертво. Стройная, высокая, белокурая.... Да чего только стоило ее пристрастие к тошнотворно-розовому цвету. Уж не знаю, где она смогла достать розовые джинсы, не иначе как пошила на заказ.
     Думаю, многие уже давно забыли, что ее настоящее имя - Стелла. Недаром говорят, что имя определяет судьбу человека. Наша Барби по окончании колледжа устроилась в «Маттель», где и встретила своего Кена. Радостная, она позвонила мне пару недель назад и пригласила на свадьбу.
     Ее приглашение пришлось как нельзя кстати. Накануне ее свадьбы мы с Генри должны были закончить и сдать большой проект, и я надеялась расслабиться и хорошо отдохнуть. Было от чего. Последние месяцы мы работали без выходных по 12-14 часов в сутки. Я полагаю, что программисты меня поймут. Кроме того, я надеялась увидеть многих ребят из нашего выпуска, ведь так редко находится повод и время для встреч.
     Чтобы не чувствовать никаких ограничений и избавиться от поисков совершенно неизвестного мне ресторана со странным названием «Синяя Борода», я вызвала такси. Гулять, так гулять. Народу собралось много, человек двести, не меньше. Как водится, родственники с обеих сторон, друзья, сослуживцы как молодоженов, так и их родителей. Было шумно и весело.
     За столом я оказалась рядом с молодым человеком лет двадцати восьми атлетического телосложения, который поначалу не обращал на меня никакого внимания. Мы обменялись парой-тройкой многозначительных фраз, типа: «Вы не передадите мне горчицу?» или «Отведайте этот салатик, он таки очень неплох». Но вдруг, ни с того, ни с сего, он спросил меня, чем я занимаюсь. Вопрос прозвучал столь неожиданно, что я все как есть и рассказала, о чем сразу же пожалела.
     Обычно из того, что я сообщаю о себе, людей приводит в телячий восторг мое участие в детективных расследованиях, при этом они тут же забывают обо всем остальном, например, что я еще и программистка. Есть, видимо, некий романтический ореол у профессии частного детектива. Не следует списывать со счетов и мое отношение к прекрасной (а, следовательно, лучшей) части человечества.
     Джимми не был исключением. Он сильно возбудился и задал странный вопрос:
     - Что вы думаете о Коллекционере?
     - Вы имеете в виду повесть Джона Фаулза?
     - А кто это?
     Мы смотрели друг на друга, как никогда до сих пор не встречавшиеся пришельцы с разных планет. Я прервала молчание:
     - Современный английский писатель. Я его очень люблю. А о ком вы говорите?
     - Я? Вы ничего не слышали о серийном убийце, орудующем в нашем штате? Четыре убийства за один месяц. Полиция уже сбилась с ног. Четыре задушенные блондинки в возрасте до двадцати пяти, и во всех случаях убийца унес лишь трусики своих жертв. Местом всех преступлений послужили чердаки или крыши домов.
     - Первый раз слышу, - сказала я, чувствуя разочарование Джимми. Чтобы как-то оправдаться, я добавила. - Последние пару месяцев я не читала газет, не слушала радио, а телевизора у меня нет вообще. Вы не поверите, я даже не заходила в Интернет.
     - Вы немного потеряли, - успокоил меня Джимми. - К тому же, вы далеко не блондинка, и вам лично едва ли что-нибудь угрожает.
     Мы затеяли глупую игру: стали искать среди гостей подходящих девушек. Лучше бы нам этого не делать... Их нашлось не так много - человек пять во главе с Барби.
     Джимми оказался веселым разбитным парнем. Он работал менеджером по продажам в одном отделе с Барби. Мы чудесно проводили вечер, много танцевали. Иногда выходили на балкон (единственное место, где имелся шанс укрыться от смертельной комбинации современной музыки и жуткой акустики), где Джимми рассказывал анекдоты, а я без конца смеялась. Я забыла рассказать, что ресторан находился на втором этаже двухэтажного, совершенно непрезентабельного строения, явно перестроенного под нужды ресторана. Так, вход в ресторан был с балкона, на который посетители попадали по пожарной лестнице....
     Когда мы в очередной раз вышли на балкон, Джимми обратил внимание на лестницу, ведущую куда-то наверх, и предложил подняться по ней. Лестница была завалена всяким хламом, но нам удалось протиснуться, не замарав наши вечерние костюмы. Мы надеялись подняться на крышу и полюбоваться огнями вечернего города. До крыши мы действительно добрались, но «любоваться» нам пришлось совсем иным зрелищем. Первое, что мы с Джимми одновременно увидели, это лежащее там тело молодой блондинки. Ее короткая юбка задралась, и мы без труда разглядели почерк Коллекционера.
     Я первая пришла в себя и велела своему спутнику никого не пускать на крышу. Свой мобильник я оставила дома, пришлось попросить у Джимми. Вызвав полицию, я отправилась на поиски Барби. Мне с трудом удалось оторвать ее от Кена. Конечно, жаль портить ей этот вечер, но иного выхода не было. Я привела ее на крышу в надежде, что Барби опознает труп. К сожалению, надежда оправдалась. Это была ее троюродная сестра Роселла.
     Через несколько минут прибыла полиция. Вечер был испорчен, но не окончен: полицейский чин предложил нам пройти внутрь ресторанного помещения и не покидать его до особого распоряжения. Танцы и прочее, конечно, прекратились.
     Я не теряла времени даром. Выяснила, где сидела Роселла. Ее сумочка осталась сиротливо висеть на стуле. Сестра Роселлы, сидевшая рядом, рассказала, что минут 25-30 назад, как раз в паузе между танцами, иначе звонок бы просто не услышали, зазвонил телефон, и Роселла вытащила его из сумки. Начав разговор, она отправилась к выходу, вероятно, в поисках уединения, либо просто опасаясь возвращения грохота. Оттуда она уже не вернулась.
     - Я пару раз выходила на балкон в поисках Роселлы, но ее нигде не было, - продолжила свой рассказ Джуди.
     Я, как могла, поддержала ее. Чтобы выговориться, Джуди стала рассказывать историю замужества своей сестры.
     - Год назад Роселла рассталась с мужем. Он увлекся какой-то индианкой и решил жениться на ней. Но Роселла категорически отказалась дать ему развод. Чем больше Майк просил ее, тем тверже она ему отказывала. Я считала это сумасшествием, но, видимо, Роселла знала, что делала. Дней десять назад Майк позвонил ей и сказал, что хочет поговорить. Оказалось, что он уже расстался со своей индианкой и просит у Роселлы прощения. Вы не поверите, она ему отказала. Бедняга уже дважды предлагал ей вернуться, но Роселла хотела его помучить. Мы сегодня как раз обсуждали это, и я рекомендовала ей простить его. Он, в общем-то, неплохой парень. И вот... Вот ведь как все получилось...
     Тут Джуди позвали полицейские, а ко мне подошел Патрик Уайт из нашей старой компании.
     - Николь, я догадался, чем ты тут занимаешься, и хочу тебе рассказать то, что уже рассказал полиции. Мы с Анжелой курили на балконе, когда туда вышла Роселла. Она тут же посмотрела налево и отправилась в сторону лестницы, ведущей на крышу. К уху она прижимала мобильник. Для этой цели она использовала правое плечо. Ее поза выглядела совершенно нелепой, и, вероятно, именно благодаря ей я обратил на Роселлу внимание. Проходя мимо нас, она сказала в трубку «Да», помолчала немного, добавила «Хорошо» и стала подниматься по лестнице, закрыв телефон.
     - Скажи мне, может, она выглядела возбужденной или встревоженной?
     - Да нет вроде, ничего особенного. И голос был спокойный.
     - Перед этим никто не поднимался наверх?
     - Обижаешь, старуха. Я бы с этого начал.
     - А ты долго уже курил там до того, как увидел Роселлу?
     - Минут пять, не больше.
     - Спасибо. И за старуху тоже.
     Что еще сделать, я не знала. Если бы я взяла с собой мобильник, то, скорее всего, не удержалась бы и позвонила Генри. Но ему повезло. Полиция же продолжала свою работу. Нас промурыжили часа полтора, всех гостей записали, сняли показания и отпустили по домам. Судя по вопросам, у полиции не было сомнений, что это дело рук Коллекционера, но она вовсе не склонна считать, что Коллекционер был среди нас. Ведь проникнуть на крышу можно легко с улицы, для этого вовсе не обязательно заходить в ресторан. Джимми отвез меня домой, помедлил, ожидая приглашения подняться, но у меня голова уже работала в другом направлении. Поняв предмет его заминки, я пообещала, что мы встретимся в другой раз и чмокнула его в щеку. Запах его духов мне не понравился.
     Я долго не могла уснуть. Так хорошо начавшийся вечер закончился кошмаром. Впрочем, что можно было ожидать от ресторана с таким названием. Имя и впрямь определяет судьбу!
     Мысли путались, и я как бы соскальзывала по ним в бездну сна. Последней запомнилась мысль, что надо бы выяснить, нет ли еще одной лестницы, ведущей на крышу....
     Когда я уговорила себя открыть глаза, в комнате было уже светло. Я взглянула на часы и хотела сию же секунду вскочить, но вовремя вспомнила, что сегодня выходной, проект мы благополучно сдали, и можно позволить себе немного поваляться в постели. Но тут я вспомнила вчерашний вечер... Надо было позвонить Генри, должно быть он уже не спит.
     - Доброе утро, Генри!
     - Доброе утро, Николь! Вы уже не спите? Наверно, скучаете по работе.
     - Я была вчера на свадьбе у своей однокашницы, и там произошло убийство. Вы слышали что-нибудь о Коллекционере?
     - Да, мне Китти что-то рассказывала. Убили блондинку?
     - Да. Похоже, что это его работа.
     - Чувствую, что вы хотите поговорить о происшедшем со мной, не дожидаясь понедельника. Приезжайте, и мы все обсудим.
     - Это удобно, Генри?
     - Удобно. Мне, по крайней мере....
    
     Через час я была у Генри. Китти уехала по делам, так что кофе пришлось заняться мне. Я хотела напомнить Генри о его обещании взять на работу секретаршу, но решила, что могу быть не так понята, мы ведь не на работе.
     Мы расположились в удобных мягких креслах, и я подробно рассказала Генри о событиях вчерашнего вечера. Когда я закончила рассказ, Генри немного помолчал, а затем поинтересовался:
     - Скажите, этот ваш Джимми... Его поведение не показалось вам странным?
     - Джимми? Да нет, обычный парень.
     - А он не отлучался куда-либо в предположительное время убийства?
     - Я провела с ним весь вечер! Ну... пару раз он исчезал, я не следила за ним. Возможно, он был в туалете... Вы предполагаете, что он....
     - Я ничего не предполагаю. Но, согласитесь, мог бы получиться красивый сюжет: убийца играет в кошки-мышки с детективом!
     - Вы смеетесь надо мной, Генри? Берегитесь, я когда-нибудь вам отомщу!
     - Нисколько, Николь. Очень даже рабочая версия. Джимми отлучается на пять минут. Чтобы подняться на крышу, задушить Роселлу, прихватить трофей и вернуться, времени вполне достаточно. Для него даже имело смысл привести вас туда. Ведь если он случайно оставил какие-то следы, то, благодаря повторному визиту на крышу уже в вашем сопровождении, эти следы теряли свое значение.
     - Боже мой... Джимми - Коллекционер.... Но этого не может быть! - Я вскочила и заметалась по холлу, благо места было достаточно.
     - Николь, остановитесь. Я же ничего не утверждаю. Просто это первое, что пришло в голову.
     Я немного успокоилась, сделала несколько глотков остывающего кофе и уселась снова.
     - Он совершенно нормальный обычный парень!
     - Вот видите! Не стоит так волноваться. Серийный убийца не может быть психически нормальным. Либо - либо. Нормальный человек убьет один раз, другой, и на этом остановится.
     - Генри!
     - Что?
     - Вы знаете что!
     - Ладно, ладно... С другой стороны... Вы же читали «Парфюмера» Зюскинда? Можно ли его героя считать психически нормальным?
     - Не знаю, вряд ли....
     - Конечно, он - моральный урод, но, полагаю, вполне вменяем. У него была очень даже конкретная цель, к которой он шел, не останавливаясь ни перед чем. Но вот какие запахи искал ваш Коллекционер в дамских трусиках....
     - Генри, прекратите!
     - Все, молчу. Впрочем, нет, поговорим о другом. Я как-то на досуге размышлял о расследовании серийных убийств. С одной стороны расследовать их легче, по сути, достаточно поставить правильный диагноз, да и найти преступника бывает проще: он, как правило, работает непрофессионально и оставляет много следов. Вся проблема заключается в том, что найти его надо как можно быстрее, иначе число жертв может возрасти. Все это тривиально и лежит на поверхности. Но есть еще кое-что. Правда, я никогда не слышал, чтобы кто-либо это осуществил на практике. Я вас не утомляю, Николь?
     - Нет, что вы, я внимательно слушаю.
     - Хорошо. Представьте, что некто задумал кого-то убить и ищет способ это сделать. Вдруг он узнает, что в округе орудует некий серийный убийца, выясняет по газетам его методы и пытается вписать свой замысел в эту серию. Ведь для него это дополнительный шанс избежать разоблачения.
     - Вы хотите сказать, что этот некто мог действовать под Коллекционера?
     - Да, при условии, что его целью было избавиться от блондинки до двадцати пяти лет. Все, что от него требовалось, это заманить ее на крышу или чердак, задушить и снять трусики. Правда, на это мог пойти лишь дилетант, ведь существуют десятки способов задушить человека, а едва ли в прессу попал тот, который использовал Коллекционер. Да и трусики... Вам не приходит в голову, что полиция могла просто слить дезинформацию об этом, чтобы застраховать себя от подобного хамелеона?
     - Ну, это уж слишком тонко для полиции....
     - Соглашусь с вами, но все-таки давайте подождем до понедельника и устроим допрос нашему милому инспектору Майлсу.
    
     Уж не знаю, как я дожила до понедельника. Что делает женщина, когда хочет, чтобы время текло быстрее? Правильно! Затевает уборку. Тем более, мне было, что убирать. Ведь несколько месяцев я ни к чему в квартире не прикасалась, кроме кровати и душа.
     В понедельник нас ждал настоящий сюрприз. В начале рабочего дня позвонил инспектор Майлс и попросил разрешения заглянуть к нам. После взаимных любезностей инспектор раскрыл причину своего неожиданного визита.
     - Нам стало известно, что именно вы, мисс Николь, обнаружили тело в «Синей Бороде».
     - Да, инспектор, - не отрицала я.
     - Я не сомневаюсь, что вы с Генри уже обсудили детали этого убийства.
     - О, да, - откликнулся Генри, улыбаясь.
     - Мы почти уверены, что это не Коллекционер.
     - Почему? - а эту реплику мы подали хором.
     - Коллекционер обладает недюженной физической силой....
     - О, господи, - вырвалось у меня, и перед моими глазами сам собой возник образ Джимми....
     - Что?
     - Нет, ничего, инспектор, продолжайте.
     - Способ, которым он задушил свои жертвы, доступен не каждому. Он приподнимал их за голову и большими пальцами давил на адамово яблоко. При этом жертва практически не могла кричать.
     - Изощреный способ, - прокомментировал Генри.
     - Роселла была задушена иначе. Есть еще одно обстоятельство, но оно второстепенно, так как преступника могло что-либо спугнуть. Но не буду при даме входить в подробности. Скажу лишь, что речь идет о психически нездоровом сексуальном маньяке. Последнее обстоятельство нам удалось скрыть от журналистов, хотя, конечно, подобные догадки выдвигались.
     - Мы как раз обсуждали с Николь чисто теоретически, что кто-то мог поиграть в Коллекционера. Но это явный дилетант.
     - Да, трусики, которые он унес, не имеют коллекционной ценности. Мисс Николь, вы, конечно, побеседовали с родственниками погибшей? У вас есть какие-нибудь соображения, может, у нее были враги?
     - Мне кажется, вам стоит поговорить с сестрой Роселлы. Про врагов я ничего не знаю, но вот с мужем у нее были сложные взаимоотношения, хотя дело шло к примирению. Роселла отправилась на крышу, разговаривая по телефону. Вы, наверно, уже выяснили, кто ей звонил?
     - Мы выяснили только, что звонок был сделан с телефона-автомата на улице Эдисона в районе B-12. Чтобы добраться оттуда до «Синей Бороды», необходимо не менее получаса. Так что звонил не убийца.
     - Ясно. Вы не проверили, нет ли еще возможности подняться на крышу?
     - Есть. Половину здания занимает «Синяя Борода», а другую - «Синяя птица»... - тут я рассмеялась: мне подумалось, что «Синей Бородой» ресторан стал в пику конкурентам. Инспектор тактично не обратил на меня внимания. - Так с ее стороны тоже есть лестница. В тот вечер народу в «Синей птице» почти не было, так что с той стороны проникнуть на крышу незамеченным было проще.
     Мы немного помолчали.
     - Так значит, никаких идей у вас нет, - подвел итог беседе инспектор.
     Я подождала, может, Генри что-нибудь возразит, но, так как он упорно молчал, я вынуждена была признать правоту инспектора: идей у нас действительно не было. Инспектор встал, чтобы откланяться, но тут его мобильник начал исполнять оду «К радости». После минутного разговора, состоящего в основном из восклицаний и междометий, инспектор буквально расцвел.
     - Коллекционер в наших руках! - коротко отрапортовал он и пояснил, - Он, приставив нож к спине очередной блондинки, пытался затащить ее на чердак, но не даром мы издали внутреннее распоряжение закрыть все двери, ведущие на чердаки и крыши, дверь оказалась закрыта, и он со злости попробовал ее взломать. На шум вышел хозяин одной из квартир верхнего этажа. Тогда Коллекционер бросился бежать, но оступился на лестнице, упал и ударился головой. Когда он пришел в себя, уже подоспели наши парни. Вот и все. Думаю, скоро будут новости по делу Роселлы. Я вам обязательно дам знать.
     Вы уже догадались, что я сделала первым делом, когда дверь за инспектором захлопнулась? Пошла варить кофе? Ну, нет, хотя Генри меня об этом и просил. Сначала я позвонила Барби!
     - Привет, Барби!
     - Привет, Ники! Мы возвращаемся на работу с похорон Роселлы...
     - Кто это «мы»?
     - Сандра, Джимми и я с мужем. А ты, наверно, хочешь поговорить с Джимми? Он тут рядом, за рулем.
     - Нет, спасибо, в другой раз... - и я оставила Барби в полном недоумении.
     Теперь можно было заняться и кофе. Но вот спокойно допить нам его не дали: позвонила Джуди.
     - Николь, здравствуйте, это Джуди, сестра Роселлы. Вы меня еще помните?
     - Здравствуйте, Джуди. Я очень сочувствую вашему горю.
     - Спасибо, Николь. У меня есть новости, которые могут иметь отношение к смерти Роселлы. Я бы хотела встретиться с вами.
     - Приезжайте к нам в офис хоть сейчас.
     - Мы только вернулись с похорон, у меня просто нет сил. Если можно, то завтра утром.
     - Конечно, Джуди, ждем вас завтра в девять. Подходит?
     Дело явно принимало иной оборот. Впрочем, надо было дождаться новостей из полиции. Через пару часов позвонил инспектор Майлс и рассказал, что Коллекционер во всем признался, описал все совершенные им преступления, но ни разу не упомянул Роселлу. На прямой вопрос ответил, что это к нему не имеет никакого отношения, и следователи ему вполне поверили... Инспектор сообщил, что собирается переговорить с Джуди, но, узнав о ее завтрашнем визите к нам, как всегда, тактично заявил, что не хочет мешать нашему бизнесу, но просит посвятить его в детали ее визита. Эту просьбу Генри обещал исполнить. И еще инспектор рассказал о решении утаить от прессы, что Коллекционер отрицает свою причастность к этому делу. Чтобы не спугнуть истинного убийцу Роселлы, будет объявлено о его признании во всех убийствах без исключения.
     Утром появилась Джуди. Опоздание на десять минут для женщины - это скорее вежливость...
     - Майк был на похоронах, - сообщила Джуди. - А затем, когда мы уже возвращались, на парковке я узнала его машину, а в ней его дожидалась... индианка!
     - Да-а, - глубокомысленно произнесла я.
     Мне вдруг подумалось, что Майк вовсе не искал примирения с Роселлой, что он вел некую игру, и тогда...
     - Тогда есть тот, кому выгодна смерть Роселлы! - закончила я ее мысль.
     - Именно так. Я хотела просить вас заняться этим делом.
     Разумеется, Генри не возражал, ведь мы и так уже были в центре событий... Майк становился главным подозреваемым, уже за неимением других. После ухода Джуди Генри связался с инспектором Майлсом, рассказал о новом повороте дела и попросил проверить алиби Майка.
     К вечеру позвонил, а затем и зашел к нам инспектор. Он сообщил, что у Майка есть алиби. В момент убийства он находился в ресторане «Сингапур», где ждал свою подругу. Хозяин ресторана и официант подтвердили это. Этот ресторан расположен рядом все с той же улицей Эдисона.
     - Можно предположить, что именно он звонил Роселле.
     - Зачем?
     - Чтобы выманить ее на крышу, например. Он мог сказать ей, что находится где-то рядом, хочет поговорить с ней и просит выйти на крышу. А в это время кто-то уже поджидал там Роселлу.
     - Я знаю кто! - возбудился инспектор. - Его подруга, я забыл сказать, что она позвонила Майку и, по его словам, сказала, что не сможет прийти, что-то стряслось у нее на работе. Это могла сделать она! Только зачем же он ее сам упомянул...
     - Ну, для этого у него была причина. Раз уж она действительно звонила ему на мобильник, то вы об этом узнаете. Он заранее сообщил вам о причине ее звонка, чтобы не вызвать лишних подозрений. Я полагаю, что следует проверить алиби и этой леди.
     - Вы правы, Генри.
     - Заодно убедитесь, что она ему действительно звонила.
    
     После ухода инспектора мы принялись строить версии. Самой правдоподобной была следующая. Действительно, Майк звонил Роселле, чтобы вызвать ее на крышу. Но ведь в этот момент он должен был быть уверен, что убийца уже на месте. Скорее всего, убийца должен был доложить ему об этом. Вряд ли он звонил ему на мобильный. Вероятно, он позвонил ему на телефон-автомат, о котором они условились заранее. Скорее всего, это тот же автомат, которым Майк воспользовался для разговора с Роселлой. Или расположенный где-то рядом. Это не слишком многолюдное место, так что, скорее всего, мы сможем вычислить номер мобильного телефона убийцы, а по нему, может, и его самого...
     Все это мы изложили на следующий день зачастившему к нам инспектору. Но сначала он сообщил, что у подруги Майка, индианки, есть алиби, хотя и неполное. Вытягивать его пришлось из нее клещами, так как это касалось ее личной жизни, но угроза ареста и обещание хранить тайну немного разговорили ее. Но достаточно ее один раз увидеть, чтобы понять: роль убийцы для нее просто физически недоступна. Инспектор согласился с нами, что речь идет, скорее всего, о наемном убийце. Он проверил звонки на нужные нам телефоны-автоматы. Был сделан лишь один звонок с номера с незарегистрированным владельцем. Генри, обожающий провокации, предложил найти повод и позвонить по этому номеру. Надо сказать, что с этой частью расследования полиция справилась отлично. Полицейский агент сообщил горе-убийце, что должен передать ему тридцать тысяч долларов за работу. Видимо, эта сумма была выше обещанной, и убийца, потирая руки, пришел на место встречи, которое сам выбрал. А уж выяснить, кто его нанял, было несложно.
    
     - Почему Майк не сделал это сам? - спросила я у Генри.
     - Там же было полно родственников Роселлы, которые, случайно столкнувшись с ним, могли бы его узнать.
     - Теперь мне понятно, зачем Майк ломал комедию с примирением. У Роселлы не было и тени сомнений, что именно он ждет ее на крыше.
     - Увы, это нам не дано узнать.
    

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: