Леонид Шифман


 



Вам нужен адвокат по уголовным делам ?

Последнее дело адвоката Ярона Фиша

Адвокаты – преступники, они лгут.
Элиас Канетти «Ослепление».

    

    

    
     В душе он не был адвокатом. У него было совсем иное призвание. Он мог часами смотреть на рыб, наблюдать за их плавными, а порой резкими движениями, заглядывать в их немигающие глаза.
     Это началось еще в детстве. В доме был огромный аквариум литров на триста, но Ярон знал всех его обитателей по именам. Этими именами, конечно, их одарил он сам. Но ему казалось, что они откликаются, когда он зовет их...
     Когда Ярон стал постарше, он увлекся подводным плаванием. Каждые каникулы он обращался к отцу с одной и той же просьбой – дать ему деньги на поездку в Эйлат. Отец Ярона, успешный адвокат, души не чаял в своем единственном отпрыске, деньги у него были, к тому же подводное плавание это не походы по барам и дискотекам, где того и гляди ребенка приучат к наркотикам или еще какой современной напасти... Так Ярон по сути дела и стал одним из обитателей Красного моря.
     Рыбы любили его. Они прижимались к нему боками, дружески щипали за пальцы ног, водили хороводы перед его носом. Ярон понимал язык рыб, язык пластики и жестов, и с удовольствием принимал участие в их игрищах. Когда же Ярону приходилось вылезать на сушу, он старался не терять время даром, проводя его в эйлатской подводной обсерватории среди невиданной красоты рыб, населявших ее аквариумы.
     Время бежало. Ярон окончил школу, отслужил в армии. Надо было как-то определяться в жизни. Отец Ярона, конечно, и представить себе не мог, что Ярон не пойдет по его стопам, не станет адвокатом. Ярон что-то пытался говорить об ихтиологии, но отец был тверд, он готов был оплатить учебу сына только на юридическом факультете. Своих средств Ярону на учебу не хватало, а работать не хотелось, так что ему пришлось набрать в рот воды и плыть по течению...
     Шесть лет учился Ярон на адвоката, отец исправно оплачивал его учебу, а также каникулы в Эйлате... Иногда на занятиях Ярон в мыслях уходил под воду, воображая себя среди друзей у рифов Красного моря, но зловредные профессора, приметив отсутствующий взгляд студента, выуживали его оттуда, задавая ему какой-нибудь вопрос из области римского права...
     Вот Ярон уже покончил с учебой и пару лет имел собственную адвокатскую практику, деля контору в северном Тель-Авиве с некоей компаньонкой-адвокатессой. Ярон не любил свою работу и не упускал возможности перекинуть ее компаньонке, которая никогда от этого не отказывалась. Ярона же вполне устраивали принятые в таких случаях десять процентов...
     Время же продолжало бежать, Ярон давно обратил внимание на то, что под водой оно плывет значительно медленнее, чем бежит по суше. И этот мир рыб, исправно соблюдающих законы, где даже поедание одной рыбы другой происходит по неписанному закону, данному природой. Этот прекрасный мир, где никому не нужны адвокаты, где нет ни судов, ни преступности, где не знают что такое развод и невозвращенный долг... Вот, к примеру, этот важный лосось, пучащий на него глаза, непрерывно открывает и закрывает рот, шлепая губами и пуская пузыри, а еще несколько рыбин поменьше согласно машут плавниками...
     - Хотите воды? – громкий голос секретарши заставил Ярона быстро подняться на поверхность. Вопрос адресовался его клиентам, представителям одной из компьютерных фирм, которых так много разорилось на стыке тысячелетий. Программисты – худшие из клиентов. Ничто кроме денег их не интересует..., нет, простите, еще их интересует, когда они эти деньги получат... Они все время заняты вычислениями, как им побыстрее и побольше содрать денег со своего работодателя... А если где-то возникают задержки, то тут же начинается песня про проценты, компенсации и все такое...
     Эти ребята достают его уже четвертый год. Им еще повезло – они остались лишь без двух с половиной зарплат. Обычный сценарий для таких дел – это оказаться на улице без трех зарплат. Тут же события развивались несколько нестандартным образом.
     Пришло время получать зарплату, а ее нет. Дело, впрочем, уже привычное, задержки не первый месяц... Еще две недели проходят, никто уже не работает, обсуждают только шансы на получение зарплаты, а ее все нет. Тут отцу хозяйки фирмы стало стыдно за дочь... А может старик с той ноги встал.... Кто теперь знает... Он, вы не поверите, заплатил ползарплаты из своего кармана, будь благословенна его память! Я отдаю себе отчет, что вы скажете, что этого не может быть. Я полностью согласен с вами! Но, так было. Поверьте, так оно и было... Но... Только не надейтесь, что такое когда-нибудь произойдет и с вами! Чтобы хоть как-то придать веру моим словам, тут самое время признаться, что я был одним из участников этих событий, одним из программистов, работавших на этой фирме...
     Но программисты – народ не благодарный! Не прошло и двух дней, как о подвиге дедушки (так его величали заглаза) уже забыли. Всех теперь интересовала вторая половина зарплаты, которую, а программистам нельзя отказать в логике, мы стали требовать у бабушки, то есть у матери хозяйки, которая сама служила на фирме секретаршей... Та быстро смекнула, что быть секретаршей выгодней, чем матерью, и заявила, что она тоже не получила зарплату как и все, и, конечно же, потребует ее у дочери, то есть у хозяйки, через суд!
     Единственное, чего нам удалось добиться в отличие от многих других, это увольнительные письма... Согласно договору об увольнении нас должны были предупредить за месяц, так долг в две с половиной зарплаты и набежал...
     Рами, наш администратор сети, сказал, что он занимается подводным плаванием (Ах, Рами, лучше бы ты занимался плетением корзинок или балетом...), и у них в команде вроде есть адвокат.
     Через месяц мы уже сидели в кабинете Ярона Фиша. А надо сказать, что этот кабинет был не совсем обычен. Три стены его были целиком разрисованы видами подводного мира: рифы, диковинные рыбы, морские коньки, звезды, заросли водорослей, силуэт акулы за ними... Чего там только не было, и все в натуральную величину. Эффект присутствия был настолько силен, что первые мгновения мы боялись сделать вдох... Сам же адвокат как нельзя лучше вписывался в эту обстановку. Его голова и лицо были настолько узкими, что мысль о сходстве с рыбой пришла бы вне всякой связи с настенной живописью...
     Дав нам несколько минут прийти в себя и оставшись довольным впечатлением, произведенным на нас его владениями, Ярон коротко познакомил нас с перспективами нашего дела. Два-три года и дело в шляпе.Что ж, ждать долго, но выбора у нас нет. Договор мы подписали, не торгуясь.
     С год адвокат рассказывал нам, что он ведет переговоры с адвокатом противной стороны, что у нас большие шансы получить деньги без суда. Но этого не произошло, и он подал в суд. Суд тянулся еще год и принял решение: фирму надо признать банкротом. Что тут было год решать? Это же было единственное решение, ясно любому программисту...
     После этого наши документы были якобы переданы в Службу национального страхования, которая согласно законам, должна компенсировать нам наши потери процентов на семьдесят, но, увы, не более десяти средних зарплат... Мало, конечно, но все было известно заранее...
     Прошел еще год, адвокат говорил, что ожидает деньги каждый день, конечно, мы с радостью последовали его примеру. Но дни сменялись такими же днями, а деньги вели себя как всегда, почему-то не приходили... Мы уже начали волноваться, как бы не разминуться с ними. Стали звонить в Службу национального страхования – там о нас ничего не знают! Обратились в суд, показали одну из бумажек, полученных нами от адвоката, где был указан номер дела. Выяснилось, что под данным номером значится совсем другое дело, а судья, якобы подписавшая эту бумажку, в указанный на ней день вообще находилась в отпуске... Тогда мы пришли к адвокату с просьбой показать все бумаги, но почти никаких бумаг у него не оказалось – куда-то подевались... Но он сделал все, что надо, это какое-то недоразумение, приходите через неделю, все будет в лучшем виде!
     Всю неделю ожиданий мы без конца перезванивались, пытаясь понять, что же произошло... Версиям не было конца и края, от самых банальных до изощреннейших, например, получив от нас три тысячи на текущие расходы, адвокат решил удовольствоваться этим (Только ведь в случае успеха он мог получить тысяч семьдесят...) или получил наши деньги от работодателя, а теперь собирается удрать за границу (А что он там будет делать? Чтобы начать новую жизнь, наших денег явно не хватит...). Пожалуй, самой правдоподобной выглядела следующая. Наш адвокат договорился с хозяевами фирмы, а их фактически было двое, что те в несколько платежей (все-таки сумма солидная), разбитых на пару лет, погасят долг, и те действительно начали выплачивать его... Нам же адвокат вешал морскую капусту на уши, что он подал в суд и так далее, с тем, чтобы потом выдать нам деньги, как будто они поступили из Службы национального страхования, то есть примерно тысяч на сто меньше... Разумеется, получив ожидаемую сумму, мы бы не стали рыться в документах... Гениальный план, но он не знал с кем имеет дело... Хозяева нашей фирмы – жулики масштабом поболе, и было наивно полагать, что они в точности исполнят их договор. Вероятно, в какой-то момент выплаты прекратились, и наш адвокат оказался в довольно глупом положении...
     Я лично даже наивно полагал, что он сдастся нам на милость и просто раздаст уже полученные деньги. Но, на то он и адвокат, Ярон нашел хитрый ход. Когда через неделю мы снова оказались в его подводном кабинете, он свалил всю вину на свою компаньоншу, которая якобы занималась нашим делом и ввела его в полное заблуждение, а теперь разыскивается полицией. Осталось, правда, два вопроса: она разыскивается вместе с нашими деньгами и какова в этом деле доля нашего адвоката? Задавать эти вопросы ему было бесполезно... К тому же он обещал решить за три месяца все наши проблемы, это те, которые он не смог решить за три года... Наш предводитель Моше начал рассказывать адвокату все, что мы о нем думаем. Тот же выглядел на удивление безучастным...
     - Хотите воды? – в кабинет вплыла секретарша, неся поднос со стаканами. Только воды нам здесь не доставало! Наш же адвокат то ли среагировав на голос секретарши, то ли на слово «вода», начал проявлять признаки жизни...

     Разумеется, мы передали наше дело другому адвокату, пожаловались на Ярона в полицию и коллегию адвокатов и, конечно же, подали на него в суд. Надеюсь, что суд будет справедливым, мы получим от Ярона тысяч по десять на брата в качестве компенсации за трехлетние мытарства, если... если, конечно, наш новый адвокат.... На всякий случай мы проверили, компаньонов у него нет!

     Тут в этой истории можно было бы поставить и точку, но нас продолжало мучить полное непонимание смысла действий Ярона. Завесу над этой тайной приоткрыл Рами, столкнувшийся с Яроном в Эйлате. Ему-то, как коллеге, который мог бы его понять, Ярон поведал свою историю. Начало ее вы уже знаете, а конец был таков. Где-то за полгода до нашей последней встречи с Яроном у него умер отец, оставив сыну хорошие деньги. Ярону больше не было смысла работать, тем более адвокатом, что он ненавидел всеми жабрами. Теперь он мог скинуть черную мантию и погрузиться с головой в столь родной ему мир. Он уже передавал оставшиеся дела компаньонше, как тут она действительно исчезла. Нет, не с деньгами, а с сыном посла какой-то африканской страны. Сбежала от мужа. Ярону же осталось расхлебывать все это.
     По сути дела мы оказали ему услугу, ведь теперь его лишат адвокатской лицензии, и у него уже никогда не будет соблазнов... Надеюсь, за эту услугу он хорошо заплатит!

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 1     Средняя оценка: 8